психическая сфера

Get Started. It's Free
or sign up with your email address
Rocket clouds
психическая сфера by Mind Map: психическая сфера

1. возмущение

1.1. ― Ну вот, глупости, пойдешь. ― Нет, панычу, не пойду… ни за что не пойду… Чтобы я?! ― опять воскликнул он, охваченный новым наплывом возмущения. ― Чтобы я пошел до ведьмачьего кубла? Да пусть меня бог боронит. И вам не советую, паныч.

2. волнение

2.1. Ну, и задали же они ей встряску!.. Хотели дегтем вымазать, да она вывернулась как-то, утекла… Страшная догадка блеснула у меня в уме. Я бросился к конторщику и, непомня себя от волнения, крепко вцепился рукой в его плечо. ― Что вы говорите! ― закричал я неистовым голосом. ― Да перестаньте же ржать, черт вас подери

2.1.1. И как много я читал в больших темных глазах Олеси: и волнение встречи, и упрек за мое долгоеотсутствие, и горячее признание в любви… Я почувствовал, что вместе с этим взглядом Олеся отдает мне радостно, без всяких условий и колебаний, все свое существо.Она первая нарушила это очарование, указав мне медленным движением век на Мануйлиху.

3. восторг

3.1. Вы были больны? Ох, как же вы исхудали, бедный мой. Я долго не мог ничего ответить, и мы молча стояли друг против друга, держась за руки, прямо, глубоко и радостносмотря друг другу в глаза. Эти несколько молчаливых секунд я всегда считаю самыми счастливыми в моей жизни; никогда, никогда, ни раньше, ни позднее, я неиспытывал такого чистого, полного, всепоглощающего восторга.

4. горе

4.1. ужно было немедленно предупредить ее о грозившей ей и Мануйлихе беде. Я торопливо оделся, на ходу сполоснул водою лицо и через полчаса уже ехал крупной рысьюпо направлению Бисова Кута. Чем ближе подвигался я к избушке на курьих ножках, тем сильнее возрастало во мне неопределенное, тоскливое беспокойство. Я суверенностью говорил самому себе, что сейчас меня постигнет какое-то новое, неожиданное горе. Почти бегом пробежал я узкую тропинку, вившуюся по песчаномупригорку. Окна хаты были открыты, дверь растворена настежь. ― Господи!

4.1.1. Как расстанемся мы с тобой, тяжело тебе в первое время будет, ох как тяжело… Плакать будешь, места себе не найдешь нигде. А потом все пройдет, все изгладится. Иуж без горя ты будешь обо мне думать, а легко и радостно. Она опять откинулась головой на подушки и прошептала ослабевшим голосом: ― А теперь поезжай, мойдорогой… Поезжай домой, голубчик…

5. грусть

5.1. такая грусть, что, кажется, все бы на свете отдала, лишь бы с тобойхоть минуточку еще побыть… Вот тогда-то я и решилась.

6. досада

6.1. Но наступал вечер, и я подолгу сидел возле нее на низкой шаткой скамеечке, с досадой чувствуя себя всеболее робким, неловким и ненаходчивым. Однажды я провел таким образом около Олеси целый день. Уже с утра я себя чувствовал нехорошо, хотя еще не мог ясноопределить, в чем заключалось мое нездоровье. К вечеру мне стало хуже

7. тоска

7.1. ― Разбудишь! Старуха замолчала, но все с той же страшной гримасой на лице продолжала качаться взад и вперед, между тем как крупные слезы падали на стол… Такпрошло минут с десять. Я сидел рядом с Мануйлихой и с тоской слушал, как, однообразно и прерывисто жужжа, бьется об оконное стекло муха… ― Бабушка! ― раздался вдруг слабый, чуть слышный голос Олеси. ― Бабушка, кто у нас?

7.2. Ведь эта трефовая дама ― я, это со мной будет несчастье, про что сказали карты… Ты знаешь, я ведь хотела тебя попросить, чтобы ты и вовсе у нас перестал бывать. Атут как раз ты заболел, и я тебя чуть не полмесяца не видала… И такая меня по тебе тоска обуял

7.2.1. Но вот опять овладевала мною тонкая дремота, и опять мозг мой делался игралищем пестрого кошмара, и опять через две минуты япросыпался, охваченный смертельной тоской… Через шесть дней моя крепкая натура, вместе с помощью хинина и настоя подорожника, победила болезнь. Я встал спостели весь разбитый, едва держась на ногах.

8. тревога

8.1. Его лицо выражало суровую тревогу и нетерпеливое ожидание: должно быть, онуже давно дожидался здесь моего пробуждения.

8.2. тревога и нежная сияющая улыбка любви… Старуха что-то шамкала, топчась возле меня, но я неслышал ее приветствий. Голос Олеси донесся до меня, как сладкая музыка: ― Что с вами случилось?

8.3. Метель к вечеру расходилась еще сильнее. Снаружи кто-то яростно бросал в стекла окон горсти мелкого сухого снега. Недалекий лес роптал и гудел с непрерывной, затаенной, глухой угрозой… Ветер забирался в пустые комнаты и в печные воющие трубы, и старый дом, весь расшатанный, дырявый, полуразвалившийся, вдруг оживлялся странными звуками, к которым я прислушивался с невольной тревогой.

8.4. Метель к вечеру расходилась еще сильнее. Снаружи кто-то яростно бросал в стекла окон горсти мелкого сухого снега. Недалекий лес роптал и гудел с непрерывной, затаенной, глухой угрозой… Ветер забирался в пустые комнаты и в печные воющие трубы, и старый дом, весь расшатанный, дырявый, полуразвалившийся, вдруг оживлялся странными звуками, к которым я прислушивался с невольной тревогой

9. удивление

9.1. Припав лицом к плечу Олеси, я беззвучно и горько зарыдал, сотрясаясь всем телом. ― Ты плачешь? Ты плачешь? ― в голосе ее зазвучали удивление,

9.1.1. Ничего, ничего!.. Полетели не вверх, а вниз. ― Как ты это сделала? ― с удивлением спросил я, отряхиваясь от приставших к моей одежде веточек и сухих травинок.

9.1.1.1. Может, и неправда… Я сразу разочаровался. Характерной чертой Ярмолы была упорная несловоохотливость, и я уж не надеялся добиться от него ничего больше об этом интересном предмете. Но, к моему удивлению, он вдруг заговорил с ленивой небрежностью и как будто бы обращаясь не ко мне, а к гудевшей печке: ― Была у нас лет пять тому назад такая ведьма… Только ее хлопцы с села прогнали! ― Куда же они ее прогнали?

10. злоба

10.1. Почти в ту же минуту над головами беснующихся баб появилась мазница с дегтем и кистью, передаваемая из рук в руки. Тогда Олеся в припадке злобы

10.2. тарая Мануйлиха стала послемоего выздоровления так несносно брюзглива, встречала меня с такой откровенной злобой и, покамест я сидел в хате, с таким шумным ожесточением двигала горшками впечке, что мы с Олесей предпочитали сходиться каждый вечер в лесу… И величественная зеленая прелесть бора, как драгоценная оправа, украшала нашу безмятежнуюлюбовь.