Create your own awesome maps

Even on the go

with our free apps for iPhone, iPad and Android

Get Started

Already have an account?
Log In

Эпоха Александра Невского by Mind Map: Эпоха Александра Невского
5.0 stars - 1 reviews range from 0 to 5

Эпоха Александра Невского

Восточные

Отношения Невского с Ордой

Отношения Невского с Ордой После смерти отца, в 1247 году Александр поехал в Орду к Батыю. Оттуда вслед за ранее уехавшим братом Андреем он отправился к великому хану в Монголию. Вернулись из Каракорума Александр и Андрей в 1249 г. В их отсутствие брат их, Михаил Хоробрит Московский (четвёртый сын великого князя Ярослава), отнял у дяди Святослава Всеволодовича владимирское великое княжение в 1248 году, но в том же году погиб в бою с литовцами в битве на реке Протве. Святославу удалось разбить литовцев у Зубцова. Батый планировал отдать владимирское великое княжение Александру, но согласно завещанию Ярослава владимирским князем должен был стать Андрей, а новгородским и киевским — Александр. И летописец отмечает, что у них была «пря велия о великом княжении». В итоге правителями Монгольской империи, несмотря на смерть Гуюка во время похода на Батыя в 1248 году, был реализован второй вариант. Александр получил Киев и «Всю Русскую землю». Современные историки расходятся в оценке того, кому из братьев принадлежало формальное старшинство. Киев после татарского разорения потерял какое-либо реальное значение; поэтому Александр в него не поехал, а поселился в Новгороде (По данным В. Н. Татищева, князь всё же собирался уехать в Киев, но новгородцы «удержали его татар ради», однако достоверность этой информации находится под вопросом). В 1251 году при участии войск Золотой Орды победу в борьбе за верховную власть в Монгольской империи одержал союзник Батыя Мунке, и в следующем году Александр вновь приехал в Орду. Одновременно против Андрея были двинуты войска под предводительством Неврюя. Андрей, в союзе с братом Ярославом Тверским выступил против них, но был разбит и через Новгород бежал в Швецию, Ярослав закрепился во Пскове. Это была первая попытка открытого противодействия монголо-татарам в Северо-Восточной Руси. После бегства Андрея великое княжение владимирское перешло к Александру. Возможно, как считает ряд исследователей, это свидетельствует о том, что Александр во время своей поездки в Орду способствовал организации карательного похода против своего брата, но прямых доказательств в пользу данного вывода нет. В том же году из монгольского плена был отпущен в Рязань захваченный в 1237 году раненым князь Олег Ингваревич Красный.

Отношения Руси и Орды

Отношения Руси и Орды. 1-й этап (1243—1257 гг.) наиболее ярко характеризует двойственность власти над завоеванными монголами землями. Политическое управление ими по традиции осуществлялось из Каракорума, а непосредственная исполнительная и военная власть [230] полностью принадлежала золоордынским ханам. И применяли ее без каких-либо консультаций с имперским правительством (например, посылка на Русь Неврюевой рати). 2-й этап (1257—1312 гг.) начался с организации структуры властвования и угнетения: проводится перепись населения и внедряется разветвленная баскаческая система. Длительность его свидетельствует не только об одном из наиболее тяжких периодов ига, но также об истощенности и медленном восстановлении общего экономического потенциала русских княжеств. В целом первые два этапа характеризуются безраздельной властью монголов и отсутствием активного сопротивления русских князей. Единственно правильная и многообещающая долгосрочная политическая линия отношений с Золотой Ордой была успешно разработана Александром Невским. Однако твердое проведение ее завязло в княжеских раздорах после смерти Александра. 3-й этап (1312—1328 гг.) характеризуется частичным изменением действовавшей в предыдущие годы военно-политической структуры монгольского властвования. В первую очередь это связано с отменой баскаческой организации, являвшей собой посредника между ханской властью и русскими князьями. Вместо нее вводится система прямого и непосредственного управления при постоянном вмешательстве хана во внутриполитическую жизнь Руси, что достигалось отправлением специальных послов в сопровождении военных отрядов, а также расcчитанно жестким террором против неподчиняющихся представителей русской администрации. Ликвидация баскачества была связана с усилением ханской власти, значительно возросшей централизацией управления в самой Золотой Орде и попыткой притормозить резкое увеличение политической и экономической мощи большой группы кочевой аристократии, что угрожало новыми центробежными осложнениями. Произошедшие на этом этапе изменения в определенной степени были связаны с несколько запоздалым отказом от тех в политическом отношении давно изживших себя норм и принципов, которые были вызваны общеимперскими обязательствами и приказами, исходившими от каана, сидевшего в Каракоруме. 4-й этап (1328—1359 гг.) обусловлен заметным и резким ростом общерусских антимонгольских настроений, а также выделением на общем фоне нескольких крупных политических центров, стремившихся обеспечить себе первенство среди прочих княжеств и особые — непосредственные — отношения с ханской властью. На этом этапе роль великого княжества и его главы приобретает особое значение, полностью сосредоточивая прерогативы ханских послов предыдущего периода. 5-й этап (1359—1380 гг.) характеризуется неуклонным возрастанием военной и экономической мощи русских земель. На этом этапе Золотая Орда фактически не в состоянии из-за внутренних распрей оказывать стабильное военное давление на [231] Русь в целом. Предпринятые Мамаем запоздалые попытки становления существовавшего когда-то военного и политического приоритета терпят полный крах. 6-й этап (1380—1382 гг.), несмотря на свою кратковременность, сыграл особую роль благодаря сокрушительному удару, нанесенному Золотой Орде в Куликовской битве. В дальнейших взаимоотношениях Руси и Золотой Орды события этого периода наложили яркий отпечаток на политику обеих сторон. 7-й этап (1382—1395 гг.) характеризуется формальным восстановлением политической зависимости русских княжеств от Золотой Орды. Однако фактическое соотношение сил полностью исключает организацию и проведение военных набегов на Русь.

Западные

Немцы

Немцы. Немцы взяли Изборск, разбив 800 подошедших ему на помощь псковичей, и осадили Псков, ворота которого открыли их сторонники из псковских бояр. Эти события не помешали новгородцам выгнать зимой 1240/1241 годов Александра в Переяславль-Залесский, и только когда немцы захватили землю вожан и Копорье и приблизились к Новгороду на расстояние 30 вёрст, новгородцы обратились к Ярославу за князем. Он попытался оставить старшего сына при себе, послав к ним Андрея, но они настояли на кандидатуре Александра. В 1241 году Александр явился в Новгород и очистил его область от врагов, а в 1242 году, дождавшись владимирскую помощь во главе с Андреем, взял Псков (погибло 70 рыцарей). Немцы собрались в районе Юрьева, куда двинулся Александр. Но после того, как на покорме был уничтожен передовой отряд новгородцев, Александр отступил на лёд Чудского озерадля решающей битвы, которая произошла 5 апреля. Войско ордена нанесло мощный удар по центру русского боевого порядка, но затем княжеская конница ударила с флангов и решила исход сражения. Согласно новгородской летописи, русские 7 вёрст преследовали немцев по льду. По условиям мира Орден отказался от всех недавних завоеваний и уступил новгородцам часть Латгалии, сразу после чего отец Невского был вызван к Батыю.

Литовцы

Литовцы. В 1245 году литовское войско, возглавляемое князем Миндовгом, напало на Торжок и Бежецк. Подошедший с новгородским войском Александр взял Торопец и убил больше восьми литовских князей, после чего отпустил новгородцев домой. Затем уже силами своего двора догнал и полностью уничтожил остатки литовского войска, включая князей, у озера Жизца, затем на обратном пути разбил другой литовский отряд под Усвятом. По выражению летописца, литовцы впали в такой страх, что стали «блюстися имени его».

Шведы

Шведы. В июле 1240 года шведский флот (руководство походом русские источники приписываютярлу Биргеру; в шведских источниках упоминания о битве отсутствуют, ярлом в тот момент являлся Ульф Фаси, а не Биргер; Биргер командовал крестовым походом в Финляндию в 1249 году), вместе с которым было несколько епископов, вошёл в Неву, планируя овладетьЛадогой. Александр, узнав об их прибытии от местных старейшин, без запроса помощи из Владимира и даже без полного сбора ополчения, со своей дружиной и успевшими собраться отрядами новгородцев и ладожан атаковал шведский лагерь у устья Ижоры и одержал блестящую победу (15 июля). Уже в августе наступление с юго-запада начал Орден при участии русского князя Ярослава Владимировича и войска короля, чем может объясняться выжидательная позиция, занятая до этого на Неве шведами

Невская битва

Невская битва. 15 июля 1240 года началось сражение. Сообщение Первой новгородской летописи старшего извода достаточно кратко: И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша. Александр «на лице самого короля оставил след острого копья своего…». Кирпичников А. Н.[3] трактует это сообщение как нарушение дружиной Александра строя отряда шведского короля уже при первом конном копейном столкновении. В русском войске помимо княжеского отряда были как минимум 3 отряда знатных новгородцев, имевших свои дружины, и ладожский отряд. В «Житии», которое имеется в младшем изводе Новгородской первой летописи, упоминаются шесть воинов, совершивших подвиги во время сражения (из них трое дружинников князя и трое новгородцев): Гаврило Олексич, «увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем», поднялся на борт, был сброшен вниз, но потом снова вступил в бой.Сбыслав Якунович, вооружённый только одним топором, бросился в самый центр вражеского войска, а за ним ловчий Александра — Яков Полочанин размахивал своим длинным мечом. Отрок Савва проник в центр шведского лагеря, «ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный»; потеряв опору, шатёр свалился на землю. Новгородец Миша со своей дружиной сражался в пешем строю и потопил три вражеских корабля. Шестой упомянутый воин — слуга Александра Ярославича Ратмир — сражался пешим против нескольких шведов, был ранен и погиб. Сражение длилось до наступления вечера; к ночи противники разошлись. Шведы потерпели поражение, и к утру отступили на уцелевших кораблях, и переправились на другой берег. Потери русского войска составили до 20 состоятельных воинов (к этому числу следует прибавить их погибших дружинников), тогда как шведы «накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла» (таким образом общее число погибших шведов измерялось либо также десятками, либо даже сотнями). Кроме того, по сообщению «Жития», на другом берегу Невы на следующий день местные жители обнаружили много непогребенных тел шведов.

Ледовое побоище

Ледовое побоище. Из-за изменчивости гидрографии Чудского озера, историкам долгое время не удавалось точно определить место, где произошло Ледовое побоище. Непосредственным местом битвы, согласно выводам экспедиции Института археологии Академии наук СССР (под руководством Г. Н. Караева), можно считать участок Тёплого озера, находящийся в 400 метрах к западу от современного берега мыса Сиговец, между северной его оконечностью и широтой деревни Остров. Противоборствующие армии встретились утром 5 апреля 1242 года. Момент начала боя «Рифмованная хроника» описывает так: Русские имели много стрелков, которые мужественно вышли вперёд и первыми приняли натиск перед дружиной князя Затем: Знамёна братьев проникли в ряды стрелявших, было слышно как звенят мечи, рубились шлемы, как с обеих сторон падали на траву павшие Таким образом, известия «Хроники» о боевом порядке русских в целом сочетаются с сообщениями русских летописей о выделении отдельного стрелкового полка перед центром главных сил (с 1185 года). В центре немцы прорвали строй русских: Немцы же и чудь пробишася свиньёю сквозь полки Но затем войска тевтонского ордена были окружены русскими с флангов и уничтожены, а другие немецкие отряды отступили во избежание той же участи: Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены. Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели. Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением, они вынужденно отступили. Русские преследовали бегущих по льду на протяжении 7 вёрст. Примечательно, что в отличие от сражения при Омовже (1234), источники не сообщают о том, что немцы проваливались под лёд. В том же году Тевтонский орден заключил мирный договор с Новгородом, отказавшись от всех своих недавних захватов, не только на Руси, и в Летголе. Также был проведён обмен пленными. Только через 10 лет тевтонцы попытались вновь захватить Псков.

Внешние враги Руси

Русь в 13 веке

Социально-экономическое развитие

Сельское хозяйство Основой хозяйства в русских землях оставалось пашенное земледелие. Соединение земледелия со скотоводством, сельскими промыслами и подсобным домашним ремеслом  обуславливало натуральный характер крестьянского и феодально-вотчинного хозяйства, в которых производственный цикл работ повторялся ежегодно «в прежних размерах» и «на прежнем основании»1. Связи крестьянского и вотчинного хозяйств с рынком носили потребительский и нерегулярный характер и не являлись необходимым условием простого сельскохозяйственного воспроизводства. Материально-производственную основу феодального хозяйства составляли труд зависимых крестьян и холопов и взимаемая с крестьян продуктовая рента. Феодалы продолжали сохранять за собой организующую роль в развитии сельскохозяйственного производства. В крестьянских хозяйствах, составлявших основную производственную ячейку в земледелии, развитие производительных сил тормозилось их парцеллярностью и рутинностью наследованной от прадедов техники. Крупная вотчина имела больше возможностей для организации многоотраслевого пашенно-промыслового хозяйства, расширения пашни, внедрения двух- и трехпольных систем севооборота, приобретения более дорогих и качественных орудий труда, изготовляемых городскими ремесленниками. Наконец, стремление феодально-зависимых крестьян оставить себе (после уплаты феодальной ренты) большую часть произведенного ими прибавочного продукта вынуждало их увеличивать доходность своего хозяйства интенсификацией труда, совершенствованием производственных навыков и самого производственного процесса. Известно до 40 видов сельского земледельческого и промыслового инвентаря (тяжелые плуги с лемехами и череслами на черноземном юге, легкие однозубые «рало» и двузубые сохи с железными сошниками в лесных северных районах, серпы, косы и т.д.).   Большее   распространение получала паровая система севооборота (двух- и трехпольная), увеличивавшая, по сравнению с подсекой и перелогом, площадь пахоты и уменьшавшая угрозу полного неурожая. В огородничестве, а затем и на пашне начинает входить в практику удобрение почвы навозом. \j Однако урожайность полей оставалась невысокой— «сам-полтора», «сам-два», «сам-три» в средние урожайные годы. В XII — XIII вв. растет площадь окультуренной земли, особенно в результате усиления колонизации закабаляемыми крестьянами новых земель, стремившихся вырваться из феодальной зависимости уходом на «вольные» земли. Феодальное землевладение продолжало расти и развиваться преимущественно в форме крупных княжеских, боярских и церковных (кафедральных и монастырских) вотчин. Сведений о наличии и развитии в XI —XII вв. условного феодального землевладения типа позднейшего поместного служилого землевладения пока не обнаружено. Служилым вассалам, составлявшим «дворы» князей (служилые бояре, дружинники, лица из вотчинной администрации), давались за службу земли на вотчинном праве или же кормления— право на держание городов или волостей и получение I с них доходов. Основная масса крестьян-общинников еще оставалась лично свободной и хозяйствовала на государственных землях, верховным собственником которых считался .князь (будущие «черные» земли), уплачивая феодальную ренту в виде «даней». Решающую роль в закабалении свободных крестьян-общинников играло прямое насилие над ними со стороны феодалов. По признанию митрополита Климента Смолятича (XII в.), князья и бояре силой «прилагали дом к дому и села к селам». Вовлечение крестьян-общинников в личную феодальную зависимость достигалось и через их экономическое закабаление. Разорявшиеся в силу ряда причин крестьяне становились закупами, рядовичами, закладывались в холопы и включались в число господской челяди. Челядь жила во дворах феодалов и по их вотчинным селам и включала в себя как полных («обельных») холопов, так и различные категории зависимых лиц, правовое положение которых приближалось к холопскому. Разнообразие терминов, прилагавшихся к сельскому населению того времени («люди», «смерды», «изгои», «сироты», «прощеники», «закладники», «закупы», «рядовичи», «челядины»), отражало сложность процесса образования класса феодально-зависимых крестьян, различия в путях вовлечения их в феодальную зависимость и степень этой зависимости. Эксплуатация зависимых крестьян осуществлялась преимущественно через взимание с них продуктовой ренты и — в меньшей степени - через отработки в господском хозяйстве. Соотношение места и роли этих рент в феодальных хозяйствах зависело конкретно от местных условий хозяйствования, от степени зрелости феодальных отношений. Продолжал сохранять свое значение в феодальном хозяйстве и труд холопов, выполнявших работы по домашнему хозяйству феодала, в вотчинном ремесле, в обработке небольших тогда площадей барской запашки. Вместе с тем росло число холопов, сажаемых феодалами на землю. Вооруженные отряды дворовых холопов составляли дружины бояр. Важнейшим итогом развития феодального хозяйства в ХII —XIII вв. являлась кристаллизация его основных черт как натурального хозяйства, основывающегося на эксплуатации лично зависимых крестьян наделенных средствами производства и ведших свое собственное хозяйство на надельной земле. Город и ремесло в XII — XIII вв. В результате дальнейшего развития общественного разделения труда, продолжавшегося отделения ремесла от земледелия и роста торгово-рыночных связей быстро растет число городов и укрепленных поселений, которых к середине XI М в. по летописным сведениям насчитывалось до 300. Из деревенского ремесла, носившего подсобный сезонный характер, выделились в первую очередь ремесленные специальности, технология и сложные орудия труда которых требовали профессионального мастерства и значительной затраты времени, а изделия могли быть использованы для товарообмена. Крестьяне, овладевшие сложными ремесленными специ-альностями, могли скорее и легче вырваться из феодальной зависимости уходом (или бегством) в города, так как земледелие не являлось для них единственным источником существования. Развитие русского ремесла накануне татаро-монгольского нашествия являлось основой складывания рыночных связей, создания местных рыночных центров, связывавших город с сельской округой. Сосредоточение в городах ремесленников-профессионалов способствовало дифференциации ремесленного производства. В XII—XIII вв. уже насчитывалось до 60 ремесленных специальностей.   Высокого совершенства достигли русские мастера в технологии обработки маталлов, в сварке, пайке и ковке, в изготовлении высокохудожественных; тончайшего литья и чеканки ювелирных изделий. Основная масса городских ремесленников работала на заказ, но часть их продукции поступала и на городской рынок, с которым были связаны близлежащие сельские округи. Наиболее квалифицированные мастера крупнейших ремесленных центров наряду с работой на заказ работали уже и на рынок, становясь мелкими товаропроизводителями, изделия которых пользовались спросом на Руси и внешних рынках: в Византии, Польше, Болгарии, Чехии, Германии, Прибалтике, Средней Азии, Северном Кавказе, в половецких степях. В ряде городов этих стран имелись особые дворы и улицы русских купцов, продававших и обменивавших изделия русских ремесленников (мечи, доспехи, ювелирные изделия, знаменитые «русские замки»_и др.). В свою очередь в русских городах появляются «дворы» иноземных купцов. Расширение внешних торговых связей находило отражение в заключении крупнейшими русскими торгово-промышленными центрами (Новгород, Смоленск, Полоцк и др.) с германскими и прибалтийскими городами торговых договоров, обеспечивавших взаимовыгодные условия для торговли. Приток в города деревенских ремесленников, беглых крестьян и холопов, образование в них под стенами «детинцев» торгово-ремесленных посадов качественно изменили социальную структуру и облик русских городов. Русский город в XII —XIII вв. был уже сложным социальным организмом, в котором были представлены все слои феодального общества. Основную массу населения городов составляли «черные», «меньшие» («мизинные«) люди— мелкие торговцы, ремесленники, подмастерья, кабальцые «наймиты» и не имевшие определенных занятий деклассированные элементы («убогие люди») — средневековый люмпен-пролетариат. Значительную группу составляла челядь, жившая в дворах феодалов. Городской плебс в разной форме подвергался феодальной эксплуатации (посредством ростовщического закабаления, прямых и косвенных налогов). В крупных торгово-ремесленных городах создаются ремесленные и купеческие объединения с выборными старостами во главе, со своей «казной» и своими патрональными церквами («улицы», «ряды», «сотни», «брат-чины», «обчины»). Ремесленные объединения создавались по территориально-профессиональному признаку, представляя и защищая интересы ремесленного посада в экономической и политической жизни города. Купеческие объединения («братчины», «сотни») складывались по типу западноевропейских купеческих гильдий. Так, в Киеве было объединение купцов-«гречников»,. ведших торговлю в Византии, в Новгороде влиятельнейшим купеческим объединением было знаменитое «Иванское сто» (сотня) купцов-вощников, имевшее свой устав, казну и патрональную В сословном отношении торгово-ремесленная верхушка стояла значительно ниже городской феодальной знати, державшей в своих руках городское управление, суд, руководство городским ополчением, опутывавшей городской плебс ростовщическими кабалами, взимавшей с ремесленного люда и мелких торговцев феодальную ренту за пользование ими дворами и участками в обширных боярских усадьбах. Социальные противоречия в городах выливались в частые восстания городской бедноты, еретические движения, ожесточенные схватки на вечевых собраниях. Расцвет вечевых собраний в XII — XIII вв. связан с возросшей ролью городов и городского населения в политической жизни княжеств. Внешне вечевые собрания представляли собой своеобразную форму феодальной «демократии», исключавшей, однако, решающее участие в управлении городского плебса. Летописные известия показывают, что вечевые собрания были прежде всего собраниями городской феодальной знати и посадской верхушки, использовавших их демократическую форму для привлечения на свою сторону городского плебса в борьбе за городские вольности (прежде всего за права и привилегии бояр и торговой верхушки) и за решающую роль в политической жизни своего города, и княжества. Место и роль вечевых собраний в жизни каждого города, состав их участников зависели от остроты социальных противоречий в городах, от расстановки классовых и внутриклассовых сил в них, от развитости и политической активности торгово-ремесленного населения. В крупных городах (Киев, Новгород, Псков, Полоцк и др.) вечевые собрания нередко превращались в арену ожесточенных социальных схваток, заканчивавшихся расправой с наиболее ненавистными для горожан ростовщиками, боярами, лицами из городской и княжеской администрации. Во время восстаний вечевым собраниям знати иногда противопоставлялись стихийно собиравшиеся вечевые собрания черного городского люда. Пока в борьбе местной знати с княжеской властью ни одна из сторон не взяла решительного перевеса, до тех пор и бояре и князья вынуждены были обращаться за поддержкой к городскому плебсу, допускать возможность для последнего оказывать через вечевые собрания свое влияние на политическую жизнь своего города и княжества. С победой одной из этих борющихся сторон значение вечевых собраний резко сокращается (как, например, в Новгороде в начале XV в.), или же они ликвидируются совсем (как во Владимиро-Суздальском княжестве с конца XII в.). В политической жизни Руси периода феодальной раздробленности города играли двойственную роль. С одной стороны, города, как локальные политические и экономические центры, являлись оплотом областного сепара-тизма, децентрализаторских устремлений со стороны удельных князей и земской боярской знати. С другой стороны, качественные сдвиги, происходившие в экономике страны в результате развития городов и городского ремесла и торговли (первые шаги по пути превращения ремесла в мелкотоварное производство, развитие товарно-денежных отношений и установление рыночных связей города с сельской округой и более широких торговых связей, выходивших за пределы слагавшихся местных рынков), были идентичны сдвигам, происходившим в западноевропейских городах накануне эпохи первоначального капиталистического накопления. В результате на Руси, как и на Западе, в лице численно растущего и экономически крепнущего торгово-ремесленного населения складывалась политическая сила, которая тяготела к сильной великокняжеской власти, в борьбе которой с удельными князьями и боярской знатью пробивалась тенденция к преодолению государственно-политической раздробленности страны.

Политическое устройство Руси

Политическая раздробленность на Руси (XII-XIII вв.) В 30-40-х гг. XII в. князья перестают признавать власть киевского князя. Русь распадается на отдельные княжества («земли»). За Киев началась борьба разных княжеских ветвей. Сильнейшими землями были Черниговская, Владими-ро-Суздальская, Галицко-Волынская. Их князьям подчинялись князья, чьи владения (уделы) входили в состав крупных земель. Предпосылками раздробленности считаются рост местных центров, уже тяготившихся опекою Киева, развитие княжеского и боярского землевладения. Владимирское княжество возвысилось при Юрии Долгоруком и его сыновьях Андрее Боголюбском (ум. 1174) и Всеволоде Большое Гнездо (ум. 1212). Юрий и Андрей не раз захватывали Киев, но Андрей, в отличие от отца, посадил там брата, а не княжил сам. Андрей пытался править деспотическими методами и был убит заговорщиками. После смерти Андрея и Всеволода вспыхивали распри между их наследниками. Галицкое княжество усилилось при Ярославе Осмомысле (ум. 1187). В 1199 г когда умер бездетным сын Ярослава Владимир, Галич захватил Роман Волынский, а в 1238 г. после долгой борьбы сын Романа Даниил. На развитие этой земли влияли Польша и Венгрия, активно вмешивавшиеся в местные распри, а также боярство, куда более влиятельное и сильное, чем в других княжествах. Новгородцы в 1136г. изгнали князя Всеволода и стали с тех пор приглашать князей по решению веча.   Реальная власть находилась у бояр, чьи группировки боролись между собою за влияние. Та же ситуация была и во Пскове, зависевшем от Новгорода. В 1170-х гг. усиливается половецкая опасность. Южные князья во главе со Святославом Киевским нанесли им несколько поражений, но в 1185 г. был разбит и пленен половцами Игорь Новгород-Северский, кочевники разорили часть южной

Культура Руси

Письменность и просвещение

Литература

Зодчество

Живопись

Декоративно-прикладные ремёсла

Фольклор

Жизнь А.Невского

Биография

Второй сын переяславского князя (позже великого князя киевского и владимирского) Ярослава Всеволодовича и Ростиславы (Феодосии) Мстиславны, торопецкой княжны, дочери князя новгородского и галицкого Мстислава Удатного Родился в Переяславле-Залесском в мае 1221 года. В 1225 году Ярослав «учинил сыновьям княжеский постриг» — обряд посвящения в воины, который совершил в Спасо-Преображенском соборе Переяславля-Залесского епископ Суздальский Святитель Симон. В 1228 году Александр вместе со старшим братом Фёдором были оставлены отцом, вместе с переяславским войском собиравшимся летом в поход на Ригу, в Новгороде под присмотром Фёдора Даниловича и тиуна Якима, но во время голода, наступившего зимой этого года, Фёдор Данилович и тиун Яким, не дождавшись ответа Ярослава о просьбе новгородцев об отмене забожничья, в феврале 1229 года сбежали с малолетними княжичами из города, опасаясь расправы восставших новгородцев. В 1230 году, когда Новгородская республика призвала князя Ярослава, он, побыв две недели в Новгороде, посадил на княжение Фёдора и Александра, однако три года спустя, в тринадцатилетнем возрасте, Фёдор умер. В ноябре 1232 года римский папа Григорий IX провозгласил крестовый поход против финских язычников и русских, и конфликт закончилсяпобедой новгородцев на Омовже (1234). В 1236 году Ярослав уехал из Новгорода княжить в Киев (оттуда в 1238 году — во Владимир). С этого времени началась самостоятельная деятельность Александра. В 1238 году, во время монгольского нашествия на Северо-Восточную Русь, Юрий Всеволодович Владимирскийожидал полки братьев Ярослава и Святослава, но сведения об участии новгородцев в битве на Сити отсутствуют. Затем монголы взялиТоржок после двухнедельной осады и не пошли в Новгород. Ещё в 1236—1237 годах соседи Новгородской земли враждовали друг с другом (200 псковских воинов участвовали в неудачном походе Ордена меченосцев против Литвы, закончившемся битвой при Сауле и вхождением остатков ордена меченосцев в состав Тевтонского ордена), но уже в декабре 1237 года папа Григорий IX провозгласил второй крестовый поход в Финляндию, а в июне 1238 года датский король Вальдемар II и магистр объединённого ордена Герман Балк договорились о разделе Эстонии и военных действиях против Руси в Прибалтике с участием шведов. В 1239 году, по окончании войны с литовцами за Смоленск, Александр построил ряд укреплений на юго-запад от Новгорода по реке Шелони и женился на дочери Брячислава Полоцкого. Свадьба прошла в Торопце в храме св. Георгия. Уже в 1240 году в Новгороде родился первенец княжича, названный Василием.

Предки

Семья

Супруга: -Александра, дочь Брячислава Полоцкого; -Васса. Сыновья: -Василий (до 1245—1271) — новгородский князь; -Дмитрий (1250—1294) — Князь Новгородский (1260—1263), князь переяславский, великий князь владимирский в 1276—1281 и 1283—1293; -Андрей (ок. 1255—1304) — князь костромской (1276—1293, 1296—1304), великий князь владимирский (1281—1284, 1292—1304), князь новгородский (1281—1285, 1292—1304), князь городецкий (1264—1304); -Даниил (1261—1303) — первый князь московский (1263—1303). Дочери: -Евдокия, ставшая женой Константина Ростиславича Смоленского. Супруга и дочь Евдокия погребены в соборе Успения Богородицы Успенского Княгининого монастыря в г. Владимире.  

Смерть

В 1262 году во Владимире, Суздале, Ростове, Переяславле, Ярославле и других городах были перебиты татарские откупщики дани, а сарайский хан Берке потребовал произвести военный набор среди жителей Руси, поскольку возникла угроза его владениям со стороны иранского правителя Хулагу. Александр Невский отправился в Орду, чтобы попытаться отговорить хана от этого требования. Там Александр заболел. Уже будучи больным, он выехал на Русь. Приняв схиму под именем Алексия, он 14 ноября 1263 скончался в Городце (есть 2 версии — в Городце волжском или в Городце Мещерском). Митрополит Кирилл возвестил народу во Владимире о его смерти словами: «Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли», и все с плачем воскликнули: «уже погибаем». «Соблюдение Русской земли, — говорит знаменитый историк Сергей Соловьёв, — от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории от Мономаха до Донского». Александр сделался любимым князем духовенства. В дошедшем до нас летописном сказании о подвигах его говорится, что он «Богом рожен». Побеждая везде, он никем не был побеждён. Рыцарь, пришедший с запада посмотреть Невского, рассказывал, что он прошёл много стран и народов, но нигде не видал такого «ни в царях царя, ни в князьях князя». Такой же отзыв будто бы дал о нём и сам хан татарский, а женщины татарские его именем пугали детей.   Изначально похоронен Александр Невский в Рождественском монастыре во Владимире. В 1724 году по приказу Петра I мощи Александра Невского торжественно перенесены в Александро-Невский монастырь (с 1797 года — лавра) в Санкт-Петербурге.

Канонизация

Согласно канонической версии, Александр Невский рассматривается как святой, как своего рода золотая легенда средневековой Руси. В XIII веке Русь подверглась ударам с трёх сторон — католического Запада, монголо-татар и Литвы. Александр Невский, за всю жизнь не проигравший ни одной битвы, проявил талант полководца и дипломата, заключив мир с наиболее сильным (но при этом более веротерпимым) врагом — Золотой Ордой — и отразив нападение немцев, одновременно защитив православие от католической экспансии. Эта трактовка официально поддерживалась властью как в дореволюционные, так и в советские времена, а также Русской православной церковью. Идеализация Александра достигла зенита перед Великой Отечественной войной, во время и в первые десятилетия после неё. В популярной культуре этот образ был запечатлён в фильме «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна.