"Компромисс" Сергея Довлатова и персонажи в нем как прием выражения отношения к журналистике 1970...

Начать. Это бесплатно
или Регистрация c помощью Вашего email-адреса
Rocket clouds
"Компромисс" Сергея Довлатова и персонажи в нем как прием выражения отношения к журналистике 1970-1980 годов. создатель Mind Map: "Компромисс" Сергея Довлатова и персонажи в нем как прием выражения отношения к журналистике 1970-1980 годов.

1. Агапова

1.1. В радиоочерке Л. Агаповой и С. Довлатова предстает кандидат экономических наук, Владимир Григорьевич Меркин. Вы услышите его живой и увлекательный рассказ об экономическом прогрессе в СССР и о необратимом финансовом кризисе современного Запада. В перерыве ― новости и «Музыкальный антракт». Четыре года спустя на лице журналистки Агаповой появится шрам от удара металлической рейсшиной. На нее с безумным воплем кинется архитектор-самоучка Дегтяренко, герой публицистической радиопередачи «Ясность», так и не запущенной в эфир. За шесть недель до этой безобразной сцены журналистке впервые расскажут о проекте «Мобиле кооперато» и его гениальном творце, чернорабочем одной из таллиннских фабрик. Агапова напишет очерк под рубрикой «Встреча с интересным человеком».

2. Алиханов

2.1. Отвечает ― война. Война, и только война. Война ― это дисциплина, подъем сознательности. Война любые недостатки спишет… Думаю, что и Меркин не подойдет… А вот приходил на днях один филолог со знакомой журналисткой… Или даже, кажется, переводчик. Служил, говорит, надзирателем в конвойных частях… Жуткие истории рассказывал… Фамилия нерусская ― Алиханов. Бесспорно, интересный человек… Так рядом с Левиным в блокноте появился Алиханов.

3. Буш

3.1. Буш получил два года ― условно. Хорошо еще, что редактор не добивался более сурового наказания. То есть Буш легко отделался. Но о журналистике ему теперь смешно было и думать… Тут я на месяц потерял Буша из виду. Ездил в Ленинград устраивать семейные дела. Вернувшись, позвонил ему ― телефон не работал.

3.2. Затем стало ясно, что Буш изменился, повзрослел. Его корреспонденции становились все более объемистыми и значительными по тематике. Три или четыре очерка Буша вызвали небольшую сенсацию. На фоне местных журналистских кадров он заметно выделялся. В декабре редактор снова заговорил о предоставлении Бушу штатного места. Кроме того, за Буша ратовали все стареющие женщины из месткома. Да и мы с Шаблинским активно его поддерживали.

3.3. ― Гагарин в космос не летал! И Титов не летал!.. А все советские ракеты ― это огромные консервные банки, наполненные глиной… Казалось бы, такому человеку не место в советской журналистике. Тем не менее Буш выбрал именно это занятие. Решительный нонконформизм уживался в нем с абсолютной беспринципностью. Это бывает.

4. Быковер

4.1. ― Мы у цели, ― сказал Быковер. В голосе его зазвучала нота бренности жизни. Кладбище Линнаметса расположилось на холмах, поросших соснами и усеянных замшелыми эффектными валунами. Глядя на эти декоративные каменья, журналисты торопятся сказать: «Остатки ледникового периода». Как будто они застали и хорошо помнят доисторические времена. Все здесь отвечало идее бессмертия и покоя. Руинами древней крепости стояли холмы.

5. Вагин

5.1. В любой газетной редакции есть человек, который не хочет, не может и не должен писать. И не пишет годами. Все к этому привыкли и не удивляются. Тем более что журналисты, подобные Вагину, неизменно утомлены и лихорадочно озабочены. Остряк Шаблинский называл это состояние ― «вагинальным» … Вагин постоянно спешил, здоровался отрывисто и нервно. Сперва я простодушно думал, что он ― алкоголик.

6. Жбанков

6.1. Я придвинул Жбанкову стул. ― Шикарный букет, ― говорю. ― Это не букет, ― скорбно ответил Жбанков, ― это венок!.. На этом трагическом слове я прощаюсь с журналистикой. Хватит! Мой брат, у которого две судимости (одна ― за непредумышленное убийство), часто говорит: ― Займись каким-нибудь полезным делом.

6.2. ― Слушайте, ― рассердился Туронок, ― не занимайтесь демагогией! Вам дано задание. Материал должен быть готов к среде. Вы профессиональный журналист… Зачем мы теряем время?.. И правда, думаю, зачем?.. Спустился в бар, заказал джина. Вижу, сидит не очень трезвый фотокорреспондент Жбанков.

7. Каширин

7.1. Газета «На страже Родины». Запиши фамилию ― Каширин. ― Это лысый такой? ― Каширин ― опытный журналист. Человек ― довольно мягкий… ― Дерьмо, ― говорю, ― тоже мягкое. ― Ты что, его знаешь?

8. Левин

8.1. Отвечает ― война. Война, и только война. Война ― это дисциплина, подъем сознательности. Война любые недостатки спишет… Думаю, что и Меркин не подойдет… А вот приходил на днях один филолог со знакомой журналисткой… Или даже, кажется, переводчик. Служил, говорит, надзирателем в конвойных частях… Жуткие истории рассказывал… Фамилия нерусская ― Алиханов. Бесспорно, интересный человек… Так рядом с Левиным в блокноте появился Алиханов.

9. Штейн

9.1. ― Это любопытно. Редактор будет счастлив. Отец ребенка ― известный в Таллинне поэт. Мать ― журналистка. Оба ― партийные. Штейн напишет балладу по такому случаю… ― Очень рад за вас.