Тема: Значение вины в романе Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы"

Начать. Это бесплатно
или регистрация c помощью Вашего email-адреса
Rocket clouds
Тема: Значение вины в романе Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы" создатель Mind Map: Тема: Значение вины в романе Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы"

1. Цель исследования: выяснить, какое значение имеет вина в произведении Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы"

2. Значение вины

3. Юридическая вина

4. Провинившийся (тот, кто виноват в чем-то)

5. Совершение преступления (тот, кто совершил преступление)

6. Что было бы, если б и церковь карала его своим отлучением тотчас же и каждый раз вослед кары государственного закона? Да выше не могло бы и быть отчаяния, по крайней мере для преступника русского, ибо русские преступники еще веруют. А впрочем, кто знает: может быть, случилось бы тогда страшное дело ― произошла бы, может быть, потеря веры в отчаянном сердце преступника, и тогда что? Но церковь, как мать нежная и любящая, от деятельной кары сама устраивается, так как и без ее кары слишком больно наказан ВИНОВНЫЙ государственным судом, и надо же его хоть кому-нибудь пожалеть. Главное же потому устраняется, что суд церкви есть суд единственно вмещающий в себе истину и ни с каким иным судом вследствие сего существенно и нравственно сочетаться даже и в компромисс временный не может. Тут нельзя уже в сделки вступать.

7. Увезли Митю Когда подписан был протокол, Николай Парфенович торжественно обратился к обвиняемому и прочел ему «Постановление», гласившее, что такого-то года и такого-то дня, там-то, судебный следователь такого-то окружного суда, допросив такого-то (то есть Митю) в качестве обвиняемого в том-то и в том-то (все ВИНЫ были тщательно прописаны) и принимая во внимание, что обвиняемый, не признавая себя ВИНОВНЫМ во взводимых не него преступлениях, ничего в оправдание свое не представил, а между тем свидетели (такие-то) и обстоятельства (такие-то) его вполне уличают, руководствуясь такими-то и такими-то статьями «Уложения о наказаниях» и т.д. , постановили: для пресечения такому-то (Мите) способов уклониться от следствия и суда, заключить его в такой-то тюремный замок, о чем обвиняемому объявить, а копию сего постановления товарищу прокурора сообщить и т.д. , и т.д.

8. Митя мигом заметил это и вздрогнул. Протянутую руку свою тотчас же опустил. ― Следствие еще не заключилось, ― залепетал Николай Парфенович, несколько сконфузясь, ― продолжать будем еще в городе, и я, конечно, с моей стороны готов вам пожелать всякой удачи… к вашему оправданию… Собственно же вас, Дмитрий Федорович, я всегда наклонен считать за человека, так сказать, более несчастного, чем ВИНОВНОГО… Мы вас все здесь, если только осмелюсь выразиться от лица всех, все мы готовы признать вас за благородного в основе своей молодого человека, но увы! увлеченного некоторыми страстями в степени несколько излишней… Маленькая фигурка Николая Парфеновича выразила под конец речи самую полную сановитость.

9. Взявшись за звонок своей квартиры после разговора с Алешей и порешив вдруг идти к Смердякову, Иван Федорович повиновался одному особливому, внезапно вскипевшему в груди его негодованию. Он вдруг вспомнил, как Катерина Ивановна сейчас только воскликнула ему при Алеше: «Это ты, только ты один уверил меня, что он (то есть Митя) убийца!» Вспомнив это, Иван даже остолбенел: никогда в жизни не уверял он ее, что убийца Митя, напротив, еще себя подозревал тогда пред нею, когда воротился от Смердякова. Напротив, это она, она ему выложила тогда «документ» и доказала ВИНОВНОСТЬ брата!

10. Секретарь прочел четко, звучно, отчетливо. Вся эта трагедия как бы вновь появилась пред всеми выпукло, концентрично, освещенная роковым, неумолимым светом. Помню, как сейчас же по прочтении председатель громко и внушительно спросил Митю: ― Подсудимый, признаете ли вы себя ВИНОВНЫМ?

11. Хотел стать навеки честным человеком именно в ту секунду, когда подсекла судьба! Но в смерти старика, врага моего и отца, ― не виновен! Но в ограблении его ― нет, нет, не виновен, да и не могу быть ВИНОВНЫМ: Дмитрий Карамазов подлец, но не вор! Прокричав это, он сел на место, видимо весь дрожа. Председатель снова обратился к нему с кратким, но назидательным увещанием отвечать только лишь на вопросы, а не вдаваться в посторонние и исступленные восклицания. Затем велел приступить к судебному следствию.

12. Главное, тем взяло его слово, что было искренно: он искренно верил в ВИНОВНОСТЬ подсудимого; не на заказ, не по должности только обвинял его и, взывая к «отмщению», действительно сотрясался желанием «спасти общество»

13. Ведь он же, Смердяков, мог понять, что суд тотчас бы различил степень его ВИНОВНОСТИ, а стало быть, мог и рассчитать, что если его накажут, то несравненно ничтожнее, чем того, главного убийцу, желающего все свалить на него. Но тогда, стало быть, уж поневоле сделал бы признание. Этого мы, однако же, не видали. Смердяков и не заикнулся о сообщничестве, несмотря на то, что убийца твердо обвинял его и все время указывал на него как на убийцу единственного.

14. А потому, сам сознавая себя ВИНОВНЫМ и искренно раскаиваясь, почувствовал стыд и, не могши преодолеть его, просил нас, меня и сына своего, Ивана Федоровича, заявить пред вами все свое искреннее сожаление, сокрушение и покаяние… Одним словом, он надеется и хочет вознаградить все потом, а теперь, испрашивая вашего благословения, просит вас забыть о случившимся… Миусов умолк.

15. Докладывают ему, что вот, дескать, этот самый мальчик камнем в нее пустил и ногу ей зашиб. «А, это ты, ― оглядел его генерал, ― взять его!» Взяли его, взяли у матери, всю ночь просидел в кутузке, наутро чем свет выезжает генерал во всем параде на охоту, сел на коня, кругом него приживальщики, собаки, псари, ловчие, все на конях. Вокруг собрана дворня для назидания, а впереди всех мать ВИНОВНОГО мальчика. Выводят мальчика из кутузки. Мрачный, холодный, туманный осенний день, знатный для охоты. Мальчика генерал велит раздеть, ребеночка раздевают всего донага, он дрожит, обезумел от страха, не смеет пикнуть

16. О, по моему, по жалкому, земному эвклидовскому уму моему, я знаю лишь то, что страдание есть, что ВИНОВНЫХ нет, что все одно из другого выходит прямо и просто, что все течет и уравновешивается, ― но ведь это лишь эвклидовская дичь, ведь я знаю же это, ведь жить по ней я не могу же согласиться! Что мне в том, что ВИНОВНЫХ нет и что я это знаю, ― мне надо возмездие, иначе ведь я истреблю себя. И возмездие не в бесконечности где-нибудь и когда-нибудь, а здесь, уже на земле, и чтоб я его сам увидал. Я веровал, я хочу сам и видеть, а если к тому часу буду уже мертв, то пусть воскресят меня, ибо если все без меня произойдет, то будет слишком обидно.

17. «В тот месяц не до них мне обоих было: я ждала другого человека, предо мной виновного… Только, думаю, ― заключила она, ― что вам нечего об этом любопытствовать, а мне нечего вам отвечать, потому это особливое мое дело».

18. Люди сами, значит, виноваты: им дан был рай, они захотели свободы и похитили огонь с небеси, сами зная, что станут несчастны, значит, нечего их жалеть. О, по моему, по жалкому, земному эвклидовскому уму моему, я знаю лишь то, что страдание есть, что ВИНОВНЫХ нет, что все одно из другого выходит прямо и просто, что все течет и уравновешивается, ― но ведь это лишь эвклидовская дичь, ведь я знаю же это, ведь жить по ней я не могу же согласиться! Что мне в том, что ВИНОВНЫХ нет и что я это знаю, ― мне надо возмездие, иначе ведь я истреблю себя. И возмездие не в бесконечности где-нибудь и когда-нибудь, а здесь, уже на земле, и чтоб я его сам увидал.

19. ― Признаю себя ВИНОВНЫМ в пьянстве и разврате, ― воскликнул он каким-то опять-таки неожиданным, почти исступленным голосом, ― в лени и дебоширстве.

20. Сильно страдающие от падучей болезни, по свидетельству глубочайших психиатров, всегда наклонны к беспрерывному и, конечно, болезненному самообвинению. Они мучаются от своей «ВИНОВНОСТИ» в чем-то и перед кем-то, мучаются угрызениями совести, часто, даже безо всякого основания, преувеличивают и даже сами выдумывают на себя разные ВИНЫ и преступления.

21. «В смерти отца не виновен!» Вот пока наш забор, а там, за забором, мы, может быть, еще что и устроим, какую-нибудь баррикаду. Компрометирующие первые восклицания свои он спешит, предупреждая вопросы наши, объяснить тем, что считает себя ВИНОВНЫМ лишь в смерти слуги Григория. «В этой крови виновен, но кто же убил отца, господа, кто убил? Кто же мог убить его, если не я?»

22. Но телега тронулась, и руки их разнялись. Зазвенел колокольчик ― увезли Митю. А Калганов забежал в сени, сел в углу, нагнул голову, закрыл руками лицо и заплакал, долго так сидел и плакал, ― плакал, точно был еще маленький мальчик, а не двадцатилетний уже молодой человек. О, он поверил в ВИНОВНОСТЬ Мити почти вполне! «Что же это за люди, какие же после того могут быть люди!» ― бессвязно восклицал он в горьком унынии, почти в отчаянии. Не хотелось даже и жить ему в ту минуту на свете.

23. На любовь к нему Катерины Ивановны Иван смотрел с негодованием. С подсудимым Митей он, однако же, увиделся тоже в первый день своего прибытия, и это свидание не только не ослабило в нем убеждения в его ВИНОВНОСТИ, а даже усилило его. Брата он нашел тогда в беспокойстве, в болезненном волнении. Митя был многоречив, но рассеян и раскидчив, говорил очень резко, обвинял Смердякова и страшно путался. Более всего говорил все про те же три тысячи, которые «украл» у него покойник.

24. Затем в следующие несколько дней он уже совсем убедился в виновности Мити, когда ближе и основательнее ознакомился со всеми удручавшими того уликами. Были показания самых ничтожных людей, но почти потрясающие, например Фени и ее матери. Про Перхотина, про трактир, про лавку Плотниковых, про свидетелей в Мокром и говорить было нечего. Главное, удручали подробности.

25. Никаких сомнений в ВИНОВНОСТИ Мити быть для него не могло уже более. Кстати, подозрения о том, что Митя мог убить вместе со Смердяковым, у Ивана никогда не было, да это не вязалось и с фактами. Иван был вполне успокоен. На другое утро он лишь с презрением вспоминал о Смердякове и о насмешках его.

26. Странно, что до самой последней сцены, описанной нами у Катерины Ивановны, когда пришел к ней от Мити Алеша, он, Иван, не слыхал от нее ни разу во весь месяц сомнений в ВИНОВНОСТИ Мити, несмотря на все ее «возвраты» к нему, которые он так ненавидел.

27. И вдруг она же теперь восклицает: «Я сама была у Смердякова!» Когда была? Иван ничего не знал об этом. Значит, она совсем не так уверена в ВИНОВНОСТИ Мити! И что мог ей сказать Смердяков? Что, что именно он ей сказал? Страшный гнев загорелся в его сердце.

28. Я думаю даже, что и все дамы, все до единой, с таким нетерпением жаждавшие оправдания интересного подсудимого, были в то же время совершенно уверены в полной его ВИНОВНОСТИ.

29. Мало того, мне кажется, они бы даже огорчились, если бы ВИНОВНОСТЬ его не столь подтвердилась, ибо тогда не было бы такого эффекта в развязке, когда оправдают преступника. А что его оправдают ― в этом, странное дело, все дамы были окончательно убеждены почти до самой последней минуты: «виновен, но оправдают из гуманности, из новых идей, из новых чувств, которые теперь пошли», и проч. , и проч

30. А потому и нахожу нужным спросить вас уже с настойчивостью: какие именно данные руководили мысль вашу и направили ее на окончательное убеждение в невинности брата вашего и, напротив, в ВИНОВНОСТИ другого лица, на которого вы уже указали прямо на предварительном следствии?

31. Только по лицу? В этом все ваши доказательства? ― Более не имею доказательств. ― И о ВИНОВНОСТИ Смердякова тоже основываетесь ни на малейшем доказательстве, кроме лишь слов вашего брата и выражения лица его? ― Да, не имею иного доказательства. На этом прокурор прекратил расспросы. Ответы Алеши произвели было на публику самое разочаровывающее впечатление

32. О Смердякове у нас уже поговаривали еще до суда, кто-то что-то слышал, кто-то на что-то указывал, говорили про Алешу, что он накопил какие-то чрезвычайные доказательства в пользу брата и в виновности лакея, и вот ― ничего, никаких доказательств, кроме каких-то нравственных убеждений, столь естественных в его качестве родного брата подсудимого. Но начал спрашивать и Фетюкович.

33. Но старший брат подсудимого объявил свое подозрение только сегодня, в болезни, в припадке бесспорного умоисступления и горячки, а прежде, во все два месяца, как нам положительно это известно, совершенно разделял убеждение о ВИНОВНОСТИ своего брата, даже не искал возражать против этой идеи. Но мы этим займемся особенно еще потом.

34. Затем младший брат подсудимого нам объявляет давеча сам, что фактов в подтверждение своей мысли о ВИНОВНОСТИ Смердякова не имеет никаких, ни малейших, а заключает так лишь со слов самого подсудимого и «по выражению его лица» ― да, это колоссальное доказательство было дважды произнесено давеча его братом.

35. И вот подобный-то субъект становится действительно ВИНОВНЫМ и преступным от страху и от запугивания.

36. ВИНОВНОСТЬ этого исступленно мятущегося и уже не берегущего себя человека выставилась неотразимо.

37. Затем не менее внезапное показание старшего брата подсудимого, сегодня на суде, до сих пор верившего в ВИНОВНОСТЬ брата и вдруг приносящего деньги и тоже провозгласившего опять-таки имя Смердякова как убийцы!

38. Лучше отпустить десять ВИНОВНЫХ, чем наказать одного невинного ― слышите ли, слышите ли вы этот величавый голос из прошлого столетия нашей славной истории?

39. Вывод: вина не так часто используется в юридическом смысле. Чаще всего говорится о виновности как о совершении преступления: на протяжении произведения люди пытаются понять, является ли Митя тем, кто совершил это преступление. Для этого произведения юридическая вина не так важна, важнее то, как воспринимают Митю люди (виновен или нет).